Алексей Захаров: Чтобы стоять на месте, нужно бежать, а чтобы опередить рынок — двигаться ещё быстрее

от Анастасия

Алексей Захаров, основатель, президент портала Superjob.ru

Расскажите, пожалуйста, как появился портал Superjob.ru?

Таких задач не ставилось. У нас была компания, которая занималась разработкой веб-сайтов. Начали мы работать в 1995 году. Однажды мы оказались в одном здании с рекрутинговым агентством «Контакт». Знакомясь с руководством, мы решили сделать совместный проект. Мы начали делать какой-то продукт, но надеялись на экспертность партнера. Тогда родилась идея, и получился первый результат.

В какой-то момент мы поняли, что нужно делать что-то дальше: мы не понимали что, а наши коллеги не очень-то и хотели. Мы предложили им купить наш проект, однако они отказались со словами: «Делайте, что хотите!». С тех пор мы делаем только то, что хотим.

Как бы вы квалифицировали вид своих услуг?

Мы стыкуем информационные интересы работодателей и соискателей. Наша задача — сделать это максимально быстро, полно и с наибольшим удовольствием для обеих сторон.

Если работодатель обращается в рекрутинговое агентство, оно гарантирует предоставить ему подходящего кандидата. Мы же гарантируем только предоставление информации о потенциальных соискателях, которые есть на рынке. Конечно, мы работаем над тем, чтобы у нас не размещали объявления мошенники. При этом нашим сервисом бесплатно пользуются школы, больницы, МЧС.

Благодаря чему вы быстрее и качественнее справляетесь с задачами?

У нас самый лучший клиентский сервис, у нас быстро реагирует техподдержка, у нас огромная база вакансий — более 200 тысяч объявлений (больше 1 миллиона рабочих мест). База резюме — больше 15 миллионов, при этом это актуальные резюме.

Надо учитывать, что в активном поиске работы находятся 10% соискателей. Часть из них имеет работу, а часть — не имеет. Остальные заходят несколько раз в месяц, информируются, потому что вопрос «Сколько платят соседу?» всегда актуален.

В чем секрет вашего успеха?

Банально, но все дело в команде, которая работает. С одной стороны, я ей все время мешаю, потому что я не бизнесмен, я предприниматель — мне все время чего-то не хватает. Утром кажется, что должно быть справа налево, а потом все наоборот.

Когда есть команда, которая в каждом из направлений понимает лучше, чем ты, совокупный мозг не дает тебе пустить все в разнос — структурирует общие идеи. Я являюсь неким раздражителем: я «раздражаю», потом люди начинают над этим работать. Без команды в масштабном бизнесе ничего не сделаешь, надо доверять людям и поощрять людей делать движения.

Можете поделиться экономическими показателями: выручка, рост от года к году, маржа?

Показатель маржи — больше 70%. Это показатель верхней планки мирового уровня. Понятно, «Газпрому» держать такой уровень невозможно, но и в IT — это лучший показатель. Мы достаточно эффективны и у нас большой запас прочности, продолжаем инвестировать.

Существует рынок интернет-рекрутинга? Можете оценить его — как он представлен?

Относительно, да, существует. Он измеряется 5-10 миллиардов рублей в год. Я думаю, что он может вырасти в 3-4 раза. Это не много, так как далеко не все используют Интернет для поиска соискателя.

Какова ваша доля на рынке?

Я думаю, что вместе с нашим крупным конкурентом мы занимаем 70-80% рынка в равных долях.

Это связано с тем, что до сих пор работает очень много региональных ресурсов. Также много до сих пор работает в условно-бесплатной или рекламной модели. Информационные интересы те же — мы конкурируем за внимание.

Так как у нас полный спектр предложения, мы конкурируем за всех. Где-то есть пересечение баз, так как крупные компании пользуются несколькими базами. Наши крупные и средние клиенты в основном довольны.

В одном из интервью вы сказали, что если говорить о продаже бизнеса, вас интересуют не деньги, а возможности.

Продажа бизнеса не интересует, ведь нужно продать с какой-то целью, например, получить больше денег. Нужно придумать, что с этими деньгами делать, ведь скучно, когда они просто лежат. Пока то, что я придумываю, можно осуществить за счет имеющихся бизнесов.

Поэтому мы отказываемся даже от предложений реализовать IPO. Мы слишком хороши для них. IPO — это самые дорогие деньги. Туда нужно идти, когда необходимы деньги для развития. Если ты бизнесмен, ты с ним играешь, но если предприниматель — это будет тебя стеснять.

А есть ли какие-то другие идеи развития?

У нас множество нереализованных планов! Их хватит на 15 лет. С одной стороны, мы не планируем совершить прорыв, но мир меняется, и мы должны развиваться вместе с ним. Например, развиваться на множестве платформ.

Чтобы стоять на месте, нужно бежать, а чтобы опередить рынок — двигаться еще быстрее.

Вы планируете выйти на европейский рынок?

Он очень сегментирован и целого европейского рынка не существует — надо выходить в конкретную страну.

У нас есть потенциал роста в России, мы пока не планируем, просто делаем то, что нам нравится.

Хочется быть №1?

А мы уже №1 в России, а завоевать мир мы не планируем.

Т.е. вы полностью удовлетворены своим положением?

Нет, мы очень не удовлетворены тем, что у нас есть сейчас, иначе бы мы перестали развиваться. Но мы рады тому, что делаем.

У вас есть история, которая сподвигла осуществить прорыв?

История из ранних годов работы. Я приезжаю в офис переговоров, а наши девушки плачу слезами счастья. Они рассказывают: «Пару дней назад позвонил человек и попросил продать одно резюме, но мы обычно продаем пакеты. Человек, который звонил, был винодел из-за рубежа, который решил открыть бизнес в России. Приехал, начал искать человека для управления. Нашел идеального кандидата на нашем сайте. А после приехал к нам в офис и принес несколько бутылок дорогого вина».

При этом надо понимать, что вина дороже, чем пакет из резюме. Он решил таким образом поблагодарить нас.

Вы были одно время генеральным директором компании, а потом ушли. Какие решения остались за вами?

За мной остались только стратегические решения. Я мешаю всем работать: влияю на стратегию развития. Например, на приоритеты разработки, расставление приоритетов в кризис.

Насколько появление Интернет-ресурсов повлияло на рынок труда?

Это повлияло лишь на скорость поиска работы, а на сам рынок труда  — нет.

А рынок поиска персонала очень изменился?

Стал более профессиональным: если 15 лет назад никто ничего не умел, то сейчас появились новые специалисты. Но суть его не изменилась. Эта тема костная — психология не меняется, но появляются лишь новые технологии, системы.

На рынке труда сегодня кризис?

Да, и он очень давно — с прошлого века.

Мы в очень серьезном структурном кризисе, но дальше экспертных обсуждений это не решается.

На самом верху это не особо интересно, пока стратегических решений никаких нет.

Стратегии развития и повышения качества персонала пока нет.

На каком уровне находится безработица в России?

В Москве ее нет, с точки зрения статистики, как и в любом мегаполисе.

0 комментарий

Смотрите также: