Юлия Петрова: Когда я приняла решение стать искусствоведом, мои близкие не восприняли это всерьез

от Анастасия

Юлия Петрова, директор Музея русского импрессионизма

Об успехе

Успех — это быть довольной собой, знать, что ты сделала на 105%. Вопрос: «Что такое успех» сродни вопросам: «Что такое голод?». Успех – это такое же физиологическое ощущение, как голод.

В такие моменты ты думаешь: «Вот сейчас я молодец, сейчас все сбылось, никто не смог, а я смогла».

Наверное, я не вспомню, когда это было со мной в первый раз. Точно знаю, что в детстве и юности мои близкие меня ценили, а я твердо знала, что мне многое дано, а кому многое дано, с того много спросится. Поэтому успехи и победы воспринимаются с безусловной радостью и пониманием, что ты так и должна была сделать.

О требовательности

Я очень требовательный к себе человек. Предполагаю, что из-за этого моим сотрудникам со мной тяжело, потому что также требовательна и к ним.

О выборе

Когда я приняла решение стать искусствоведом (а это случилось со мной в 8-ом классе), мои близкие не восприняли это всерьез. Но при поступлении в университет они не отговаривали меня.

Были люди, которые говорили: «Ты подумай, где ты будешь работать и как кормить своих детей. Ты же будешь сидеть бабушкой в музее». Практически так и произошло: я сижу в музее и, возможно, здесь же стану бабушкой.

Я начала с антикварного рынка, потом была журналистика в сфере культуры, потом начала работать с коллекцией господина Минца, а после он предложил открыть музей на основе его коллекции.

О деле

Музей русского импрессионизма — мое детище.

Я занимаюсь им уже шестой год. Помню, как рождалась эта идея, как мы придумывали название, как это было мучительно и непросто, как мы сомневались насчет термина «Русский импрессионизм», понимая, что термин спорный.

Это музей для людей. Мне изначально хотелось, чтобы музей, который мы открываем, был ориентирован на свою публику, чтобы ей было комфортно.

Большое количество мелочей, которые мы придумали и внедрили, сделаны для того, чтобы люди чувствовали себя в музее ни как в институте, где собрались высоколобые интеллектуалы и рассуждают о чем-то недоступном, а чтобы каждый смог поговорить с искусством на одном языке.

Очень много внимания уделили детям, поэтому у нас есть пеленальный столик, детские стульчики в кафе и отдельное меню. Детям, которые приходят на занятия, раздаются цветные подушки, где они могут порисовать, ответить на разные вопросы. Для этих детей поход в музей становится естественным событием, как прогулка на площадке. Сегодня мы с ребенком пойдем в поликлинику и на почту, а завтра — к бабушке и в музей.

О руководстве

Та часть моей работы, которая связана с административной работой, — это новый приобретенный специально для этой должности навык.

Я училась в очень хорошей школе: помимо общеобразовательных предметов, у нас был предмет «История искусства». Мне повезло с педагогом — моим учителем была Галина Петровна Жаркова, которая будучи искусствоведом академического плана, ухитрялась говорить с детьми об искусстве так, чтобы это было интересно.

О воспитании

Конечно, здесь есть большой вклад и родителей, и школы. Хорошая школа внушает своим ученикам, что вы должны чуть больше, чем ваши сверстники.

Так получилось, что я очень рано освоила тайм-менеджмент. В этом был мой личный интерес: мне нужно было сделать все уроки и домашние дела так быстро, чтобы осталось время поиграть на компьютере до прихода отца.

Умение контролировать себя и свое время – из детства.

О трудностях

Наверное, самый сложный шаг — возвращение в специальность. Искусствовед — редкая специальность.

Рынок труда не нуждается в искусствоведах ежеминутно.

В определенный момент я, понимая, что вакансию по специальности я найти не могу, пошла в издательство. Там я занималась проектом, который не был напрямую связан с моей специальностью, но давал стабильность: финансовую и житейскую. Уйти оттуда в никуда и рискнуть было сложно.

Нашлись люди, которые меня отговаривали. Например, мой руководитель говорил: «Это мальчишество! Ну куда ты пойдешь?». Но это был правильный шаг, и всё очень быстро удалось. То, что я тогда сделала, было вовремя. Но если бы я сделала его еще раньше, было бы лучше.

О принятии решений

Несмотря на то, что я гуманитарий, у меня есть зачатки математического мышления, которыми я активно пользуюсь. Есть личные лайфхаки по принятию решений, таблицы, которые я рисую на бумаге или в уме, и интуиция. 

О навыках

Я думаю, что сначала нужно научиться работать с людьми. Все остальные навыки: административные, юридические — приходят с практическим опытом. А вот чувствовать людей и слушать их — надо учиться заранее.

О планах

Я хочу добиться того, чтобы наш музей зазвучал, чтобы по пятницам, обдумывая, чем занять вечер, москвичи просматривали, а что нового есть в Музее русского импрессионизма.

Мне хочется, чтобы каждая выставка была отмечена знаком качества. Чтобы люди знали, если у нас проходит выставка, значит она 100% интересна.

О семье

Помимо того, что я руководитель музея, я еще дочь, жена и мама. Конечно, мне хочется добиться счастья, гармонии, взаимопонимания в своей семье. К счастью, добиваться этого не приходится — оно само собой есть.

Баланса между семьей и работой найти невозможно. Всегда будет ощущение, что где-то ты упускаешь.

Ты недостаточно поиграл с ребенком, недостаточно провел время с родителями, ты ушла с работы раньше своих коллег, а могла бы остаться до последнего. Но нельзя винить себя за это. Борис Минц часто мне напоминает, что надо не на работе сидеть, а думать.

В поисках баланса я чувствую себя героем детской сказки. Семья собирала землянику, и там была присказка: «Одну ягодку беру, на другую смотрю, третью примечаю, а четвёртая мерещится».

Какое дело бы я не делала, я четко знаю на что я сейчас смотрю, какое дело буду делать через полчаса и два, и что мне нужно утром положить в сумку, чтобы вечер у меня сложился.

Об ошибках

Я разделяю неудачи и ошибки: неудачи — то, что не зависит от нас, за это корить себя бессмысленно; другое дело, если это твоя ошибка, ведь нужно понять, где ты её допустил, но прежде нужно понять, как ее исправить.

Я не сторонник искать виноватых.

Когда случается неожиданная ситуация, и я вместе с коллегами оказываюсь на пороге чего-то непредвиденного, нельзя терять время на поиск виновного — нужно немедленно принять решения, а после разбираться, из-за чего произошла ситуация.

С неудачами надо работать: перешагивать, анализировать и идти дальше, но обязательно делать выводы.

О вдохновении

Я думаю, когда опускаются руки, у каждого есть свой рецепт того, что помогает. Я поняла, что мне ответы на многие вопросы приходят в Карелии.

Хорошо, если раз в год я оказываюсь там. Именно в этом месте приходят идеи самых смелых проектов, там возможно просчитать шаги. Единство с природой — лекарство от опускающихся рук. Кроме того, у меня муж — каменная стена. Когда опускаются руки, он находит, что сказать.

О силе

Я, безусловно, сильная женщина. Настолько, что временами мой муж напоминает: «Выключай директора».

Наверное, как большинство руководителей, я нуждаюсь в моментах, когда можно не быть руководителем. Я иду качаться на качелях в парке на качелях или иду на каток. Когда я могу позволить себе не быть директором, наступают моменты моего личного счастья.

О счастье

Счастье — это успех. Но счастье — это и моя семья, друзья, время для себя, чтобы хватало времени идти под дождем и слушать музыку.

0 комментарий

Смотрите также: