Антон Зиновьев: Я знаю, как привлекать инвестиции, и мне интересно быть инвестором

от Анастасия

Антон Зиновьев, основатель CarMoney

Идея бизнеса «CarMoney» витала в воздухе. Мы работали на рынке займов, а автомобиль – один из предметов обеспечения, которым мы стали оперировать еще в 2010 году. Клиенты исторически предлагали автомобили в качестве обеспечения займа, поэтому мы решили заняться залоговым кредитованием под автомобили. Законодательство в то время, к сожалению, было не готово к реализации такой бизнес-идеи, и продукт, который мы сейчас выпускаем, на тот момент мы не могли предлагать клиентам.

И только в 2014 году создали базу залогов движимого имущества, отдали ее вести нотариату, и с этого момента мы поняли, что наш продукт можно масштабировать. Компетенций для этого у нашей команды было достаточно. У нас уже был опыт кредитования физических лиц – была микрофинансовая компания, которая занималась оценкой платежеспособности людей, выдавала необеспеченные займы.

Во главе нашей рисковой политики находится технология определения платежеспособности клиента (заемщика), а не наличие у него автомобиля. Автомобиль дает лишь некий сценарий выхода в случае просрочки – дополнительную гарантию нам как кредитору. 81% клиентов у нас не выходят в просрочку никогда. Такие бизнес-результаты нам удается получать именно благодаря технологии определения платежеспособности заемщика. Мы одобряем примерно 40% клиентов, которые нам оставили заявки.

В бизнесе микрофинансирования, как в любом другом бизнесе, — много нюансов, надо приходить с бизнес-планом, нет абсолютно никакой «халявы», здесь куча подводных камней.

Мы изучали мировой опыт по созданию именно такого продукта. Агентскую модель мы увидели и переняли в Америке.

Порог входа на этот рынок – очень большой. Если из этого делать масштабный бизнес, то порог входа в России составит около 1,5 млрд. рублей. Делать продукт меньшего масштаба достаточно сложно.

В какой-то момент мы поняли, что бизнес растет уже другими темпами, и friends and family уже не могут обеспечить тот объем оборотных средств, который требует бизнес. Тем более, мы понимали, что дальше при наших объемах и наших планах это в принципе невозможно.

Кстати, мы долго закрывали кадровую позицию «привлеченец», мы так ее назвали. Мне кажется, что в России вообще нет названия для позиции человека, который отвечает за оборотные средства, за их привлечение. Не совпадали с претендентами по ценностям.

Я считаю, что ценности – один из основных факторов принятия человека на работу, в свою команду.

Мы понимаем, что мы формируем рыночную нишу, которая до этого была не сформирована в России. Это ниша, которая находится между банковским кредитованием (со своими клиентами) и «серым» рынком ростовщиков. И разрыв между этими двумя сегментами очень большой.

Мы находимся посередине. И заняли свою нишу за счет того, что обеспечили простоту получения займа (получить деньги можно очень быстро) и дали надежность (это то, чего не хватало клиентам на небанковском рынке займов).

Я планирую инвестировать, как частному инвестору мне интересны венчурные проекты. Мне интересны разные сегменты: производство, технологии. Как предпринимателю и инвестору мне нравится быть потребителем продукта, который мы производим, в который я инвестирую.

0 комментарий

Смотрите также: