JavaScript отключен. Страница может работать с ошибками.
Пожалуйста, включите JavaScript
Андрей Ватутин: Я всегда хотел работать в спорте - Смотреть на канале World Business Channel

Андрей Ватутин: Я всегда хотел работать в спорте

от Анастасия

Участники дискуссии: Андрей Ватутин, президент ПБК ЦСКА;
Орифхон Нусратов, ведущий Детской редакции WBCMedia

Вы окончили журфак МГУ. Почему выбрали работу в спортивном менеджменте, а не в журналистике?

Во-первых, я всегда хотел работать в спортивной индустрии, но в 90-е годы, когда учился на факультете журналистики МГУ, в России не обучали спортивному менеджменту. Во-вторых, журналистика и менеджмент — это общение с людьми. Обе профессии представляют огромный интерес в этом смысле, это сочетаемая вещь. Я не могу сказать, что быть президентом баскетбольного клуба ЦСКА было моей детской мечтой, но так счастливо сложились обстоятельства. Это дало мне возможность общаться с огромным количеством интересных людей, которые сделали меня лучше, дали много информации, знаний, жизненного опыта. Получилась логичная история, когда человек с журналистским образованием потом становится менеджером. Журналистика, по выражению одного из известных людей в этой профессии, безответственная профессия. Ты не берешь на себя ответственность за решения. Можно обозначить проблему и просто рассказать о ней, а если ты менеджер, ты принимаешь решения. И в этом смысле моя работа мне нравится больше, потому что принимать решения и отвечать за них — это более интересная история.

Как вы попали в баскетбол?

Я играл в баскетбол до учебы в институте, играл, учась на факультете журналистики, на первенстве МГУ. Никогда не занимался баскетболом на профессиональном уровне и больше отдавал времени другим видам спорта. Когда начал работать журналистом, писал и интересовался больше баскетболом. С годами стал работать в федерации баскетбола, возглавлял пресс-службу, потом работал как менеджер в пермском клубе «Урал-Грейт», потом как менеджер в ЦСКА. С 95-го года работал баскетбольным журналистом, а менеджером — с конца 90-х годов.

Вы в ЦСКА 2002 года, и это большой срок. Никогда не думали поменять место работы?

Я думаю об этом каждый день. Спорт в целом — это зависимость. Ты зависишь от результата своей команды. Это азарт, адреналин. Иногда головой ты понимаешь, что все, чего ты хотел в баскетболе, ты достиг, ты выиграл достаточно титулов, но… Я всегда переживаю исход каждого матча, и для меня больший драйвер — не желание выиграть, а нелюбовь к поражениям. Это командный вид спорта, у нас большой офис, практически семья, и я дорожу отношениями с игроками и тренерами. Спортивный менеджмент — это образ жизни.

Что вы чувствуете, когда команда проигрывает?

Чувствую, что сделал что-то не то, хотя, может быть, это далеко не вина руководителя клуба. Если команда проигрывает, то здесь связаны 12 игроков, тренер, соперники, которые бывают сильнее. Первая реакция — обида, досада, горечь от поражения, но ты должен сделать правильные выводы, понять, почему это произошло и в следующий раз постараться быть лучше. Главное — не падать, а подниматься после каждого падения.

В ЦСКА работали и работают тренеры-иностранцы. Почему так?

Рынок высококвалифицированных специалистов, и баскетбольных тренеров в том числе — это высококонкурентная история. Ты приглашаешь тренера не по наличию у него паспорта той или иной страны, а по уровню его профессионализма, умения работать под давлением и давать результат. За последнее десятилетие уровень баскетбола вырос больше в Европе и Америке, чем в России. Там классных игроков и тренеров больше. Нет никаких предубеждений против российских наставников, просто в разное время решения принимались в пользу иностранных специалистов, которые потом давали результат.

С какими эмоциями вы попрощались с легионерами? С тренером Димитрисом Итудисом?

С Итудисом мы проработали невероятно успешные 8 лет. У нас установились хорошие и профессиональные, и дружеские отношения. Я не сомневаюсь, что они будут сохраняться бесконечно долго. Этот человек был невероятно предан клубу, и я уверен, что ЦСКА в его сердце. С точки зрения титулов и статистики — это самый успешный тренер в истории ЦСКА. С теми игроками, кто доиграл до конца сезона, мы простились на дружеской ноте.

Вы поддерживаете общение с тренерами, игроками, которые ушли из команды?

Я общаюсь со многими игроками, которые играли в ЦСКА последние 20 лет. И с Тео Папалукасом, и Лэнгдоном, и Смодишем, и Тарасенко. Нет такого игрока, увидев которого на улице, я перейду на другую сторону. Думаю, что тренеры и игроки поступили бы также, как и я, при случае.

Какие обязательные пункты, касающиеся дисциплины, есть в контрактах?

Есть такая вещь, как клубный регламент. Каждый игрок подписывает контракт с клубом, помимо личного соглашения, в котором предусмотрены обязательства со стороны клуба и есть обязательства игрока. Там прописаны санкции за те или иные нарушения распорядка клуба (опоздания на тренировки, игры, пропуск игр, самолечение). Контракт, который подписывает игрок, — это двустороннее обязательства. Не только клуб должен платить зарплату и соблюдать правила, но и игрок обязан не нарушать обязательства, следить за телом, здоровьем, поведением, высказываниями. Сейчас все придерживаются клубного регламента, игроки — большие профессионалы.

Почему вы решили уйти с поста вице-президента Единой Лиги ВТБ и остаться в роли генерального директора ЦСКА?

В какой-то момент моей трудовой деятельности количество должностей в баскетболе стало напоминать титулы мальтийского ордена. Заниматься всем одновременно было практически невозможно. В России было две лиги: профессиональная баскетбольная и Лига ВТБ. Когда удалось их объединить в одну, не было нужды сохранять за собой пост вице-президента Лиги ВТБ. Коллекционировать должности — это не мое.

Какова ваша роль в работе клуба?

Я член команды. Я счастлив работать в командном виде спорта. Просто я несу больше ответственности, но со мной работает коллектив профессионалов, они позволяют принимать те или иные решения и быть в них уверенным. У нас маленькая текучка, и те люди, с которыми я начинал работать, до сих пор меня терпят, за что я им признателен.

Вы занимались плаванием 7-8 лет, потом баскетболом в институте. Почему не выбрали спортивный менеджмент в сфере плавания?

Если сравнивать плаванье с баскетболом, то баскетбол — это все-таки больше игра.  Плавание — тяжелая и монотонная работа. Это, как правило, борьба с собой. Баскетбол — более интересен.

Какие меры вы будете предпринимать, чтобы дойти до финала и выиграть Единую Лигу ВТБ в следующем сезоне?

Сначала нужно понять возможности, которые есть. Подобрать новый состав игроков, постараться сделать команду и после этого попробовать дойти до победы.  Надо пройти большой путь и проделать большой объем работы, чтобы в итоге порадовать болельщиков.

Так как бюджет сократился, как вы будете набирать глубину скамейки?

Здесь должно проявиться искусство менеджмента: при меньших возможностях постараться дать прежний результат. Это непростая задача, потому что набирать игроков в команду, которая, увы, не будет выступать в Евролиге и Еврокубках, — сложно. Для потенциальных новичков игра в Еврокубках — это не только деньги, но и возможность показать себя на самом высоком уровне, вырасти в мастерстве и впоследствии получить более выгодный контракт, перейти в другую команду. Самое главное, всем надо понять, что ситуация изменилась. И она новая для всех, не только для нас. Так что будем стараться быть точнее и терпеливее.

Смотрите также: