JavaScript отключен. Страница может работать с ошибками.
Пожалуйста, включите JavaScript
Оксана Косаченко: Про законы благотворительности, меценатов из списка Forbes, Формулу-1 и свой тяжелый характер - Self-Made - WBCMedia -

Оксана Косаченко: Про законы благотворительности, меценатов из списка Forbes, Формулу-1 и свой тяжелый характер

от Анастасия

Оксана Косаченко, президент благотворительного фонда Система

Зачем бизнесу благотворительность? И кто они благотворители России?

Чем частные фонды под руководством людей «из списка Forbes» отличаются от фондов корпораций?

Как корпоративные фонды улучшают жизнь в регионах? А главное – зачем?

Об этом, а также о «Формулы-1» в России, первом призовом пилоте Виталии Петрове, блестящей карьере в автоспорте и «тяжелом характере» рассказала Оксана Косаченко, президент благотворительного фонда «Система»

Тайм-коды

  • 00:15 «Я не знаю, что такое мужские профессии, что – не мужские. Ну, наверное, в шахту я бы не пошла»
  • 02:05 «Моя работа – это не благотворительность в чистом виде, это социальное инвестирование» 
  • 02:28 «Когда ты в мужском сообществе, первое, что тебе скажут: «Ну все ясно, пришла блондинка». 
  • 04:23 «Важный принцип, по которому я живу, — как только решение принято, мы идем тем путем, о котором договорились»
  • 04:46 «Я никогда поспешно не принимаю решение и всегда слушаю людей, с которыми работаю»
  • 06:30 «Про свой характер знаю, он противный и я язва»
  • 07:14 «Меня сильно обманывали в бизнесе. Даже утюги на пузо ставили. После этого ты становишься жестким»
  • 08:08 «Мы пошли другим путем – чтобы благотворительность обслуживала интересы бизнеса, не забывая, что в центре стоит человек»
  • 09:55 «В секторе НКО я слыву злобной такой бабкой, потому что говорю: «Благотворительность – это индустрия»
  • 10:16 «Я борюсь с некими заскорузлыми установками. Например, что в благотворительность идут пожилые, неудачливые женщины»
  • 11:33 «Нас уже считают отдельным сектором экономики. К нам начали применять абсолютно понятные законы»
  • 12:28 «Благотворительность благотворительности — рознь»
  • 14:27 Благотворители из списка Forbes или «фонды имени себя»
  • 16:28 Фандрайзинговые фонды собирают деньги на добрые дела. Часто с ними связаны селебрити
  • 18:01 Корпоративные фонды – инструмент поддержки местных сообществ
  • 20:20 «Местное сообщество ждет прихода крупного бизнеса, потому что им сделают дороги и т.д.»
  • 21:12 Корпоративный фонд решает бизнес-задача компании, которая его создала
  • 22:27 «Мы (благотворительные фонды) от государства получили максимум, сейчас должны договориться между собой»
  • 23:53 Forbes и другие СМИ охотно рассказывают о деятельности частных и фандрайзинговых фондов
  • 24:44 «Огромное количество дел делается корпоративными фондами, но об этом говорят гораздо меньше»
  • 25:41 О проектах, реализованных в регионах фондом «Система»
  • 26:43 Почему большие СМИ не пишут о деятельности благотворительных фондов корпораций
  • 28:56 Постепенно в благотворительной сфере в России наводится порядок
  • 31:03 «Затратность подготовки одного пилота «Формулы-1» сопоставима с содержанием топовой команды в футболе»
  • 34:01 «У нас (в России) никакой инфраструктуры для автоспорта не было»
  • 34:44 «Автоспорт – площадка для обкатки новых технологических решений»
  • 36:27 «Мой первый заход в «Формулу-1» случился в 2001 году»
  • 37:27 «Еще во времена Брежнева обсуждалась идея проведения гран-при «Формулы-1 в Москве»
  • 37:48 Этапы захода «Формулы-1» в современной России
  • 38:35 «Мне удалось добиться встречи с Путиным и рассказать, что наш заход в «Формулу-1» может пойти через такие шаги…» 
  • 39:05 Бизнес-необходимость прихода «Формулы-1» в Россию
  • 41:10 «Главная моя ошибка – чрезмерное доверие людям»
  • 42:00 «Руководитель организации – он больше стратег»
  • 42:43 «Такое время сейчас – мы очень многому учимся у молодежи»
  • 43:25 «Никогда со мной не будут работать люди, которые идут по головам»
  • 44:39 «Бухгалтер со мной работает 30 лет. Есть люди, которые перемещаются со мной в пространстве»
  • 45:30 О чем мечтает Оксана Косаченко.

О равенстве

Я активный борец за гендерное равенство, не разделяю профессии на мужские и женские. В конце 2020-го года Министерство труда и социальной занятости РФ сократило список неженских профессий. Их было около 400, осталось только 100. Это та деятельность, в которой женщинам физически будет сложно. Когда я начинала заниматься автомобильным спортом, все говорили, что это мужская история. Но там можно было выбрать такую часть работы, где женщина справится, но была еще и та, где ее действия были бы смехотворны и бессмысленны.

О принципах 

Я очень жесткий руководитель, и неважно, работаю я с женщинами или мужчинами. Есть принципы, которые не меняются ни на мужской территории, ни в смешанном сообществе. Если у меня есть своя точка зрения, и я аргументированно могу ее доказать, тогда ее и придерживаюсь. При этом меня легко переубедить, если есть тому доказательства. Но есть важный принцип, по которому я живу. Мы можем спорить, обсуждать, высказывать мнения, но только до момента принятия решения. Как только оно принято, мы идем тем путем, о котором договорились.

Для того, чтобы добиться результата, нужен взвешенный подход. Я никогда не принимаю решения поспешно. Могу думать и три дня, если есть время, если же нет, собираю все за и против, анализирую и принимаю решение. Второй важный принцип — всегда слушаю людей, с которыми работаю. Я люблю общаться, на работе мы обсуждаем все проекты, которые реализуем. Еще один мой принцип — доверять людям, но при этом проверять. У меня была ошибка, которая помогла впоследствие подняться на новый уровень и достичь результатов, — это доверие людям. Теперь я могу быть включена в процесс, но при этому умею делегировать задачи. Просто нужно все делать с уважением. Я не приемлю в работе людей, которые идут по головам. Сама никогда такого себе не позволяю,  поэтому и со мной такие люди не работают. Человек должен отвечать за свои поступки. Сейчас я горжусь своей командой, людьми, с которыми работаю. Главный бухгалтер со мной уже 30 лет, помощница — 19, менеджеры — по 17 лет.

У меня тяжелый характер, я противная язва. Жесткость происходит из черт моего характера. Я начинала входить в бизнес в конце 80-х-начале 90-х, а это было сложное время. В этой жизни я видела многое, меня сильно обманывали в бизнесе, оттуда и появилась жесткость.

О трендах

Если говорить о благотворительности, ей я занимаюсь в крупнейшей финансовой корпорации. И это социальное инвестирование, инвестиционный проект, направленный не на развитие бизнеса, а на развитие индустрии благотворительности. 

Поле благотворительности очень бурное. В 2019-м году я приняла решение закончить с автоспортом, отдав ему 25 лет. Просто поняла, что хватит, и нужно что-то принципиально другое. Я вернулась в корпорацию, в которой начинала работать в 90-е годы. Корпоративная бизнеснеобходимость привела к тому, что нам нужно было развивать направление социального инвестирования. Тогда мы окунулись в совершенно другую среду, прилагая усилия к тому, чтобы благотворительность обслуживала необходимость бизнеса. Но при этом помнили, что в центральная фигура — это человек.

В секторе НКО я слыву злобной бабкой, потому что пропагандирую простой принцип: благотворительность — это индустрия, и в ней должны работать все принципы бизнеса. Сейчас благотворительность считают отдельным сектором экономики, к этой сфере начали применять понятные законы, в том числе, льготирование БФ в зависимости от видов услуг и сервисов, которые фонды предлагают. Благотворительность — жесткий и сложный фронт, на котором идет борьба.

Благотворительность благотворительности рознь. То, что мы сейчас имеем в этой индустрии, делится на три тренда. Первый связан с тем, что действует под руководством или по желанию людей, входящих в списки Forbes. Они создают фонды имени себя и делают, что хотят, потому что распоряжаются собственными средствами. Это так называемые частные фонды. Вторая категория фондов — это фандрайзинговые фонды, собирающие деньги на добрые дела, решающие социальные и медицинские проблемы. Третья категория — коллективные или корпоративные фонды.  Фонды, которые создают корпорации для реализации своих потребностей. Я руковожу таким крупнейшим корпоративным фондом в России. И это инструмент поддержки местных сообществ в регионах нашей ответственности.  

О мечте

Я не была в полноценном отпуске 19 лет, поэтому сейчас моя самая большая мечта — выспаться. Хочется отдохнуть так, чтобы с одной стороны было море, с другой — книга. 

Смотрите также: